Tags: порой наши желания

tags:
Порой наши желания отличаются лишь парой слов…
.
.
.

Пять лет. Пять лет я терплю двухметровую шведскую занозу, но терплю с особым трепетом и любовью. Иногда мне кажется, что простые бытовые ситуации могут убить любые отношения, но мгновенная скорая помощь по имени Билл Скарсгард спасёт даже в самой заурядной и нудной ситуации.

Сегодняшняя годовщина должна стать особенной, ведь я готовилась к ней не один день. Даже проливной дождь не станет помехой.

Я смотрю на новую плитку в ванной, и глупая улыбка в дополнении с румянцем невольно расплывается на моем лице.

*Две недели назад*

Куда ты ляпаешь? Билл недовольно смотрит на мою работу, которая, лично мне, кажется просто идеальной.

Куда надо, огрызаюсь я, о чем мгновенно жалею и закусываю от неловкости губу.

Билл тоже не пропускает мимо ушей мою грубость и подозрительно хмыкает, тщательнее замешивая специальный клей, сидя на корточках.

Я могу ожидать от него всего, чего угодно, поэтому каждый шорох с его стороны вызывает у меня табун мурашек и параноидальное чувство преследования.
По закону подлости, как только я расслабилась, на мою серую, рабочую футболку с противным шлепком прилетает густой клей и мгновенно впитывается в хлопковую ткань. Я замираю и несколько секунд просто смотрю на грязный шпатель, кусок плитки и недоделанную стену. Когда загрузка информации заканчивается, в душе зарождается ураган.

С трудом поворачиваясь лицом к Биллу, я вижу его непринуждённый вид, плохо скрытую улыбку и грязную правую руку. Он в ответ на мой злой взгляд непонимающе пожимает плечами и наклоняется еще ниже на ведром, чтобы продолжить работу. Но, когда моя честь опорочена клеем для кафельной плитки, я просто обязано мстить.

Я знаю, что в этом доме запрещено материться, Скарсгард, я тихо поднимаюсь с колен и на ноги, мои руки тянутся к ведру с водой, так заботливо и предусмотрельно оставленное Биллом рядом со мной, а мой мозг вырабатывает коварный план по отомщению, поэтому скажу более культурно.

Он поворачивает ко мне голову, смотрит снизу вверх, и я отмечаю, как удивление от ведра с водой в его глазах мелькает на мгновение, а потом затихает. Сейчас я выше его. О да, такое редкое преимущество нельзя потерять.

Ты наглое шведское животное! ведро молниеносно оказывается над головой, и все содержимое вода с разводами клея остужает его разбушевавшийся пыл.

Ткань футболки липнет к его мускулистому телу, и я жалею, что выбрала такой вид мести, ведь теперь именно я буду страдать и сгорать от неистового желания, но сейчас мне только светит грозный взгляд и нотации по поводу моего поведения.

Я нервно сглатываю, когда Билл поднимается и двигается ко мне, попутно стягивая с себя мокрую одежду и кидая ее на пол. Его настрой немного пугает меня, и я, приняв поражение, пячусь назад, но тут же нахожу препятствие в виде второго ведра с клеем, падаю и валюсь в лужу клея.

Боже мой, легче теперь постирать всю себя.

Билл смотрит на мое шокированное ошарашенное лицо и заливается громким смехом. Его смехом, таким прекрасным и заразительным, что мне самой хочется расхохотаться, но я обязана держать марку и не выходить из образа Снежной королевы.

Прекрати смеяться!

Хорошо, Скарсгард вскидывает руки вверх, будто признает своё поражение, но я-то знаю, что это не так. Как скажешь, любимая.

Билл подаёт мне руку, и я, ухватившись за его широкую ладонь, неловко поднимаюсь. Его пальцы ловко обхватывают мое предплечье и притягивают к себе на безопасное расстояние так, что мое грязное одеяние не касается его обнаженной кожи.

Хочешь обняться?

Чтобы окончательно приклеиться к тебе, малыш?

Ты все равно не умеешь клеиться к девушкам, милый, я отворачиваюсь и начинаю стягивать с себя грязную одежду, которая из-за плотного клея никак не хочет сниматься.

Я чувствую, как Билл прожигает взглядом мою обнаженную спину, скользит по плечам и шее, где он всегда особо останавливается, чтобы оставить горячие и мокрые поцелуи.

Я думаю, дрожь пробегает по телу от близости его голоса, что ты обречена поддаваться моим подкатам.

Я оборачиваюсь и сталкиваюсь со сбивчивым дыханием Билла, который мимолётно касается пальцами ремня, немного заходя за контур штанов и касаясь горячей кожи.

Да как тебе устоять, я обвиваю его шею руками и склоняю к себе, чтобы дотянуться до желанных губ.

***

От страстных воспоминаний меня отрывает звонок в дверь, я дергаюсь и бегу открывать, зная, кто пришел и с каким настроением.

Билл! на пороге стоит он, полностью промокший от ливня на улице. Боже мой! Почему ты мокрый? Где твой зонт?

Я решил не брать, недовольно бубнит он, обходя меня и скидывая не пол мокрое пальто. Пойду переоденусь.

Подожди, мой голос немного хрипит, и Билл тоже это замечает. Он медленно оборачивается и смотрит на меня, как я закусываю губу, как переминаюсь с ноги на ногу, как тяжело дышу. Можно оставить твою одежду прямо здесь…

Я медленно подхожу к нему, словно под гипнозом его зелёных глаз, касаюсь мокрого ворота рубашки и массирую его шею.

Билл откидывает голову назад и устало выдыхает.

Малыш… шепчет он, я хочу тебя спро…

Я тоже хочу тебя, малыш, я перебиваю его, притягивая к себе и кусая за пухлые губы. Он рычит и прижимает меня к себе, забираясь пальцами под ткань шёлковой блузки, сжимая молочную кожу.

Ужин сегодня остынет, Т Я уже представляю, что ждёт меня, и тело начинает изнывать от долгожданности пытливый ласок.

Я погрею ещё раз…

Билл подхватывает меня и прижимает к себе, я обвиваю его ногами и крепко сжимаю его шею руками.

Мы оказываемся на диване, забываясь в поцелуях и нежных укусах, следы от которых будут ещё долго оставаться на ключицах, плечах и шее.

Я, восседая на Билле, совершаю несколько движений бёдрами, и он откидывается на спинку дивана, прикрывая глаза. Его руки сжимают мои бедра, побуждая повторить свои действия.

Я уже вся мокрая, мистер Скарсгард, шепчу на ухо, нужно что-то делать с этим…

Он ухмыляется и кивает на свой ремень, вверяя мне руководство процессом.

Я расстёгиваю его ремень и спускаю штаны вместе с черными боксерами. Закусываю губу от представшего вида и больше не могу сдерживать своё желание.

А… Боже, я громко стону, когда Билл глубоко входит в меня, и двигаю бедрами, вызывая стоны удовольствия уже у него.

Наши бедра движутся в одном ритме, и это создаёт ощущение полного единения меня и Билла, наших тел и душ.

Т Я хотел сказать тебе…

Сейчас это так важно? мой голос дрожит от постепенно накрывающих чувств.

Это будет важно всегда.

Его тело напрягается, руки сильнее хватаются за мои бедра и сжимают их так, что надвигающееся наслаждение смешиваются с терпимой болью.

Ты… Ты?..

Ещё нет, хрипит он, не в силах отвечать, когда я ускоряю темп.

Я… мой голос срывается, и я не договариваю последнюю фразу, а вместо этого просто стону.

Вдруг раздается отрезвляющий стук в дверь, и я чуть ли не падаю с Билла от неожиданности, но он меня ловко ловит и прижимает к себе обратно.

Боже, кто это? я всхлипываю от расстройства, что не успела прийти к разрядке. Мы ждём гостей?

Ждём, невозмутимо отвечает Билл. Моих и твоих родителей.

Мои глаза раскрываются шире. Кажется, до меня доходит, что хотел сказать Билл.

Только не говори, что…

Ты станешь моей? Теперь уже навсегда и законно?

Я хлопаю ресницами и продолжаю сидеть на Билле, а он находиться во мне.

Твоей? растерянно повторяю за ним.

Абсолютно.

Черт возьми, я практически голая, мы с тобой…с тобой… а тут пришли родители! Боже мой!

Я встаю с него, слыша разочарованный стон. Хватаю полотенце и кидаю в него, попав прямо туда, где нужно прикрыть.

Иди одевайся!

Билл застёгивает штаны, идёт на второй этаж, попутно меня поцеловав и невнятно прошептав что-то про “моя” и “жена”.

Я на мгновение останавливаюсь посреди комнаты и глупо улыбаюсь, сопоставив все факты и поняв, что мне больше не отвертеться от моего шведа.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *